Skip to main content

В связи с внезапно постигшими нас ноябрьскими COVIкулами, отмотали очередное красноморское сафари. Вариантов в эти даты было два – северный маршрут на Aggressor и юг на Sea Scorpion флота Gelen. Север что-то не особо хотелось, плюс на юге планировалось фотосафари с лекциями и разбором полётов от главреда Предельной Глубины Алексея Зайцева. Компания фотографов как-то больше импонировала, поэтому мы умялись в 20 кило багажа Pegasus, пережили перелёт со стыковкой в мерзотной Сабихе и поздно ночью прибыли в Хургаду.

Даже если планета лопнет пополам, Хургада останется старой доброй Хургадой с её неувядающей классикой: всё тот же развод с туалетом за 1$ в зоне выдачи багажа, перетряхивание чемоданов на предмет поиска запрещённого дрона и сказки от таксистов. Хотя, с последними наметился некоторый прогресс, – теперь на них очень отрезвляюще действует демонстрация экрана Uber, который любезно готов доставить вас в центр города за 5$. Большинство тут же честно соглашается за ту же пятёрку, но иногда попадаются представители старой школы, которые будут разводить вас всю дорогу.

Переночевали в Marina Star Hotel на территории новой марины. Для привыкших к сервису людей 3* в Египте означает то, что будет не совсем комфортно даже чемоданам, но тут отель приятно порадовал номером с выходом на обширную террасу.
После обеда нас забрал трансфер и мы прибыли на пирс Шератона, знакомый любому человеку, который ходил на сафари из Хургады. 

К сожалению, лодка Sea Scorpion оказалась наглядным примером того, как можно угробить прекрасную яхту тупо забив на её обслуживание и текущий ремонт.
В комплекте с каютой мы (а также ещё некоторые гости) получили часть иллюминатора, лежавшую в шкафу вместе с дверцей, которая должна была его запирать. Первые пару дней из под унитаза вытекало всё то, что в него пытались смыть (к концу второго дня мы мастерски научились отсекать эти стоки гигиеническим душем в трап). На главной палубе практически сразу отказал бойлер и все каюты на ней остались без горячей воды, а дабы потеря бойлера не воспринималась нами как нечто трагическое, за ним склеил ласты компрессор и двигатель одного зодиака. Про всякую мелочь вроде отваливающихся поручней и ступеней на дайв-деке, заедающих дверных ручек, сломанных кондиционеров и т.д. я вообще молчу… По всем приметам было видно, что сафари задаётся лютое.

Собственно, поломка компрессора и зодиака и привела к тому, что с лёгкой руки нашего категорически оптимистичного коллектива маршрут получил название “Шератон Бразерс” (это когда ты должен три дня нырять на Бразерсах, но в иллюминаторе, почему-то, постоянно видно обшарпанные руины Шератона).
Первые два дня мы протусили у Хургады на дайв-сайтах Erg Jasmin, Small Giftun, Abu Hashish и Tobia Arbaa с типичной красноморской живностью в виде мурен, синеточечных скатов, различных угрей, рыбы-крокодила и вездесущих клоунов в зарослях актиний.

В принципе, я бы с лёгкостью пережил два дня на домашних рифах, а также все вышеперечисленные  неудобства, если бы на второй день после первого дайва кто-то не приделал ноги к Shearwater Teric моей жены. Я не верю, что он куда-то завалился. Завалиться может фонарик, перчатки, или шлем, а тяжёлый комп за 1000$, может упасть только в чей-то карман, тем более, что я был свидетелем подобных прецедентов. Было крайне неприятно до конца сафари следить за своими вещами, но не будем о грустном.

Спустя два дня Шератон таки отпустил и мы прорвались к Бразерсам. На переходе сказалось отсутствие иллюминатора и были приняты временные экстренные меры во время которых команда проявила смекалку и эрудицию. Думаю, стоявшие по соседству лодки сильно удивились с утра, когда увидели в иллюминаторе кляп из одеяла.

На Бразерсах мы сделали 4 дайва за один день. Два на Big Brother и два на Small Brother. Ожидания были смелые, но из крупняка нас посетила только моржовая акула, смутные очертания которой в синьке можно видеть на снимке ниже в верхнем правом углу.

Как известно, там, где появляется моржовая акула, рыбов не показывают. Поэтому, когда Павел Самарин сказал, что на Нумидии из машинного отделения вышел прямо на мола-мола, мы ему сперва не поверили. Списали на азотку, пока он не показал снимок. Ну хоть кому-то повезло! Пришлось стребовать с него raw-файл для отчёта, иначе бы что на Бразерсы сходили, что радио послушали.

В целом, на Бразерсах мы ничего не увидели, кроме садов горгонарий и пары логгерхедов. С последними могли бы быть шикарные кадры, если бы не вход с отрицательной плавучестью стоивший мне одного оптического кабеля. И самое главное, что и необходимости падать сдутым и уходить на глубину никакой не было, т.к. толком и не дуло.
Вообще, за всё время никто ни разу не проверил течение. Вторая группа даже умудрилась вместо дрифта топить целый дайв против шерсти. Один гид у нас просто работал кожаным навигатором, а второй старался не забивать организм азотом и всегда болтался где-то сверху, поэтому на многие дайвы мы ходили сами группой фотографов.

Вообще, надо сказать, что я предполагал какие-то сложности со съёмкой, когда на лодке каждый второй с камерой, но на деле это оказалось только плюсом, т.к. Фёдор Краснов, большое человеческое спасибо которому, здорово выручил меня запасным оптическим кабелем. Без него я бы остался с одной вспышкой.

Единственная проблема, которая встала перед таким кол-вом фотографов – это очередь на опреснение техники. К этому команда оказалась тоже не готова, т.к. было всего два опреснителя.

После Бразерсов мы перешли на Salem Express, один из самых трагических рэков Красного Моря.
15 декабря 1991 года паром направлялся из Джидда в Сафагу. Официально на борту находилось шестьсот пятьдесят человек — 578 пассажиров и 72 члена экипажа. Сколько там было в реальности, никто не знает, т.к. паром был забит паломниками из Мекки, а в исламском мире нельзя отказать человеку, который совершил хадж. На подходе к Сафаге капитан принял решение отклониться от официального маршрута и пройти между рифами и берегом, что давало экономию времени порядка двух часов.
В условиях сильного шторма и плохой видимости, судно напоролось на рифы. Паром получил большую пробоину в корпусе, была сорвана носовая рампа и судно очень быстро затонуло. Спаслось всего 170 человек. Всех погибших извлечь из затонувшего корабля не удалось, поэтому он был официально объявлен египетскими властями братской могилой.

На самом деле, паром не сошёл со стапелей под именем Salem Express. Он был построен французской судостроительной компанией Forges & Ch de Mediterranee и спущен на воду как Fred Scamaroni в 1966 году. В 1980 году судно сменило имя на был Nuits Saint George, в 1982 году получило название Lord Sinai, а в 1984 — Al Tahra. Своё последним именем паром был назван в 1988 году, а на флоте такая частая смена имён является плохой приметой.

Salem Express – это, безусловно, не рэк одного погружения, но по понятным причинам люди не любят на нём задерживаться. Мы сделали 1 дайв, а затем взяли курс на Сафагу и её прибрежные сайты Shaab Sheer, Panorama Reef и Tobia Hamra.
На Panorama Reef я видел, наверное, самую большую рыбу-камень, с которой мне приходилось встречаться.

В отсутствие рыбов пришлось самим разукрашивать окрестные рифы, хоть и было несколько прохладно в лайкре при 26С. Я косил под групера, а Лена – под китовую! У некоторых подводных обитателей в буквально смысле отвисла челюсть…

В целом, вся Сафага слилась для меня в один сайт: песчаное дно, коралловые пинаклы и куча всякой мелкой рыбёшки. Отводили душу на ночных, где я попеременно ставил то макро, то 16-35. 

Вообще, терпение и макрообъектив творят чудеса на ночном. Можно зависнуть у какого-нибудь объекта и чрез какое-нибудь время обязательно что-нибудь произойдёт. Так, например, просто рассматривая креветку-боксёра я увидел её молниеносный выпад, стоивший жизни анчоусу.

На одном ночном к нам присоединился крайне любопытный аротрон, проплававший рядом пол дайва, а на другом было просто какое-то царство масковых аротронов, штук 10 точно за дайв видели.

В части головоногих видели всех представителей, – кальмаров, маленькую каракатицу и осьминогов.

Заключительные дайвы провели на Gotta Abu Ramada, подрядком вытоптанном дайв-сайте, на котором, тем не менее, мне удалось снять рыбу, которую я ранее не видел – нитепёрую бородавчатку, или filamented devilfish, лат. Inimicus Filamentosus. Рыба примечательна тем, что ходит по дну на свободных лучах грудных плавников, яркую окраску которых показывает в качестве предупреждения. Видимо, мы на неё особого впечатления не произвели, т.к. плавники она так и не раскрыла, хоть и поднимала ядовитые иглы на спинном плавнике.

В общем, сходили как-то так… Это сафари было тест-драйвом для моей новой Sony A1 и камера, а также новый бокс Nauticam под неё успешно прошли полевые испытания. Помимо этого, я развиртуализировался с некоторыми друзьями по facebook и подтянул пару навыков работы со светом, на которые обратил внимание при разборе снимков, которые проводил Алексей Зайцев вечерами в кают-компании.
Что же касается лодки и компании Gelen в частности, то, переиначив один из известных мемасов рунета, можно с уверенностью сказать, – Не ходил на лодках флота Gelen, не*уй было и начинать!