В наше непростое время, чтобы куда-то съездить нырнуть, уже недостаточно просто накопить денег и взять отпуск. Теперь нужно иметь ещё и антитела к этой клятой ковидле, или определённое везение, если их нет. Новая реальность такова, что после сдачи теста люди с собранными чемоданами уезжают в карантин, а не на нырялку. Или не могут вернуться домой, потому что кто-то в их группе должен сдавать тест при въезде в Россию и вдруг оказывается, что во время поездки он короновался и вся группа уезжает на изоляцию по месту пребывания за свой счёт.

Тем не менее, когда одни двери закрываются – открываются другие. Уже как минимум пол года индустрия дайвинга раздаёт щедрые скидки, поэтому, когда TimeToDive предложили на праздники северный маршрут на Red Sea Aggressor II за 999$ (т.е. с более чем 50% скидкой), я особо не раздумывал и по случаю такой халявы взял Master Room по левому борту на верхней палубе. 

Мы всегда ездим большой компанией, поэтому общие пространства для нас – это немаловажный пункт. На лодке их оказалось 5: основная кают-компания с лаунжем на главной палубе; закрытый лаунж на верхней палубе; традиционные диванчики на открытом воздухе; сандек с джакузи и ещё несколько лежаков на главной палубе, которые вроде как для Master кают, но по факту все тусили вместе, поэтому ими не пользовались.

Основные приятные мелочи находятся на дайв-деке. При входе в кают-компанию с одной стороны находится “мокрый” стол с полочками для каждой каюты, а с другой – “сухой” с такими же полочками в которых есть по 2 розетки. Это очень выручает, когда можно просто положить бокс на стол, обдуть его и подключить видеосвет к зарядке не снимая его. Оба стола имеют подачу сжатого воздуха. Если у вас когда-нибудь со снятой крышки бокса падала капля на контакты детектора протечки, вы оцените эту опцию.

Также на дайв-деке расположено несколько стиралок с сушилкой, где можно получить свои шмотки чистенькими и благоухающими фактически через час, а также влажная мечта всех пользователей мокрых костюмов в январском Египте – два горячих душа на выходе из воды. Про опреснители для снаряги различного вида я вообще молчу.

Разумеется, всё бы это не работало, если бы не безукоризненный сервис команды 24/7!
Парни на дайв-деке были всегда там где надо в нужный момент. Я не знаю, как они умудрялись всё запомнить, но можно было разбросать всю снарягу по палубе и к следующему дайву всё, вплоть до перчаток, было в ящике. В части размещения тоже всё было на уровне, – ты ещё пытаешься понять, снится ли тебе первый дайв, или ты реально под водой, а твоя каюта уже убрана и шеф, который за неделю НИ РАЗУ не повторился по блюдам, изобретает на камбузе очередную вариацию завтрака.
Единственное, что может показаться странным нашим дайверам – это отношение Агрессора к гайдингу. Тут гид – это гид, в первую очередь. Разумеется, вам придут на помощь в случае каких-то проблем, но нянчиться никто не будет. Считается, что вы – самодостаточные дайверы, которые в состоянии сами следить за воздухом, ориентироваться на местности, а также возвращаться на лодку, или выпускать буй, если отстали от группы. Также, можно ходить без гида, если погружение не особо сложное. Как по мне, так это лучше, нежели бесконечный стук указкой по баллону и длительные нотации после дайва. 

В общем, преодолев все ограничения Pegasus, а также какой-то парад дебилов у Turkish Airlines, наша дружная компания выдвинулась 2-го января из Хургады по дайв-сайтам Fanous Reef -> Marcus Wreck -> Abu Nuhas Reef -> Giannis D -> Shark Observatory -> Thomas Reef -> Gordon Reef -> Jackson Reef -> Jackfish Alley -> Beacon Rock (2 дайва) -> Dunraven -> Thistlegorm (4 дайва) -> Rosalie Moller (2 дайва) -> Gubal Island (2 дайва) -> Sha’ab El Erg.

Я не фанат морской живности на северном маршруте, потому что он немного про другое. Всяческих мурен и черепах я в расчёт не беру, потому что надо быть крайне невезучим человеком, чтобы не увидеть их в Египте вообще.

Север для меня начинается обычно с Abu Nuhas. На самом рифе лежит 4 судна и ещё три утонули при попытке уйти с него, получив пробоину. В этот раз мы нырнули на Marcus, или “плиточный рэк” и Giannis D. Забавно, но я не знал, что эти корабли были несколько раз переименованы, что является плохой приметой.

Например, Marcus (известный как Tile Wreck) был построен в 1956 году и ходил под несколькими названиями, в том числе «Naguilan», «Nordhaff» и «Atlas» до 1971 года, когда после пожара был признан убыточным и продан в Грецию, где было несколько смен владельца и имени. В 1978 году судно покинуло Италию с грузом гранитной плитки и село на мель во время шторма в мае 1978 года.

Собственно, лежит на своём месте, всё без изменений. Плиточка всё ещё в трюмах и ждёт Сергея Семёновича. По моим скромным подсчётам, запасов отличного итальянского гранита на половину Камергерского переулка 100% хватит.

Giannis D был спущен на воду в 1969 году как Shoyo Maru. В 1975 году продан и в 1980 переименован в Markos, затем снова продан греческой компании Dumarc, которая окрестила его последним и окончательным названием – Giannis D. 

В апреле 1983 года корабль с грузом древесины на полном ходу протаранил риф и через 15 минут лёг на дно рифа на глубину около 26 метров. Самое забавное, что один из предприимчивых немецких предпринимателей поднял древесину, сделал из неё прогулочную лодку, которая в дальнейшем также затонула.

К сожалению, нырнув я увидел, что обвалилась перекладина между стойками П-образной мачты, пару лет назад она была. Увы, но время берёт своё и один из моих любимых рэков разрушается…

Не смотря на то, что я тут не в первый раз, я никогда не заходил в машинное отделение, хотя в него элементарнейший вход и выход.

Визитной карточкой этого рэка является вид с кормы, но из-за случившегося у кое-кого приступа топографического кретинизма я не смог его сделать. На этом дайве я реально почувствовал себя котом, который остаётся  в коридоре у нужной комнаты, объясняя, куда идти, но все проходят мимо. Пришлось довольствоваться фото кораллов на мачте, да своих собратьев на швартовом во время остановки безопасности.

Кстати, не смотрите, что все в сухарях, погоды стояли шикарные! За всё время не было ни одного шторма и фактически не дул ветер. Мы взяли и сухари, и пятёрки, но ныряли в основном в пятёрках. Лично я надевал сухарь только на ночные и в первый и последний дни.

Про последовавшую далее череду коралловых рифов, стенок и т.д., включая Рас Мохаммед, могу сказать лишь то, что они красивенькие и если где и снимать кораллы, то там, но вы и так это знаете. В этот раз из синьки никто не показался, кроме стремительной рифовой акулы, которую я даже снимать не стал на таком расстоянии. Пришлось довольствоваться рифовыми обитателями.

Следующей железякой был Dunraven, – паровое судно, севшее на риф в 1876 году на южных окраинах Рас Мохаммеда из-за небрежности навигации. В течение нескольких часов команда пыталась снять судно с рифа, а когда им это удалось, оно перевернулось и быстро затонуло вверх килем. Может поэтому оно так сохранилось до наших дней, хотя внутри смотреть не на что, кроме останков котлов.

Четыре дайва, включая ночной, мы провели на Тистельгорме, – английском сухогрузе, потопленном 6 октября 1941 года немецкими бомбардировщиками He 111. В кои-то веки мы были единственной лодкой на сайте, поэтому встали над самим местом взрыва.

Судно не было бы культовым рэком, если бы не его груз, – боеприпасы, бомбы различного назначения, противотанковые мины, винтовки, различные мотоциклы, автомобили, прицепы, переносные электрогенераторы, запасные части для самолётов и автомобилей. Помимо этого, на палубу погрузили четыре лёгких танка MKII от которых практически ничего не осталось и два паровоза Stanier Class 8F в комплекте с угольными и водяными тендерами. Взрыв был такой, что оба локомотива подняло с палубы и отбросило от корабля.

На рэке всё без изменений – текуха, плохая видимость. Традиционно сделали обход снаружи и  на второй дайв зашли внутрь с выходом к носу.

На ночной я не пошёл и зря, т.к. это был единственный дайв, который я пропустил за сафари, а тем, кто не упускает на Агрессоре ни одного, даётся специальная медалька Iron Diver 🙂

Последнее погружение на Тистеле было с утра и заключалось в осмотре якоря и второго паровоза с выходом на нос и возвращением к лодке. Паровоз абсолютно идентичен лежащему по левому борту, а вот якорь производит впечатление…

Следующей остановкой была Rosalie Moller, – потопленный буквально через пару дней после Тистельгорма транспорт с грузом угля. Не смотря на то, что этот рэк называют сестрой Тистеля, они не имеют ничего общего, кроме времени затопления. Судно было построено в 1910 под именем “Фрэнсис”. В 1931 корабль был продан скандинавской пароходной компании Moller Line и переименован в Rosalie Moller. К тому времени судно уже устарело и даже после капитального ремонта двигателя в 1941 году выдавало максимум 7,5 узлов, поэтому его назначением стала перевозка угля. 

В июле 1941, из-за навигационных проблем в Суэцком канале, судно стало на якорь в месте, определенном как “Safe anchorage H” до дальнейших указаний. Место считалось безопасным, т.к. ближайшая авиабаза Германии была на Крите и бомбардировщики не решались заходить так далеко на юг, но в эти дни Люфтваффе получили информацию, что к берегам Северной Африки движется судно Queen Mary с 12000 австралийскими солдатами и офицерами на борту. Была получена команда найти и разбомбить корабль. Queen Mary немцы так и не нашли, а вместо этого на дно отправился Тистель, в свете взрыва которого немцы увидели Rosalie Moller и потом вернулись за ней.

Судно лежит на ровном киле на грунте, главная палуба на 35 метрах. Обычно на этом сайте делают один дайв, чего хватает на осмотр только части корабля, плюс тут обычно плохая видимость, из-за чего у рэка сложилась репутация, что глубоко, темно, мутно и нафиг нужно вообще. Тем не менее, мы сделали два дайва и осмотрели всё, что можно в рекреационном режиме, включая редчайшего белого анемона (Zoe, если ты это читаешь, спасибо, без тебя бы мы его не нашли) и верх машинного отделения (туда я вошёл уже с нулём по NDL и сделав пару снимков начал подъём).

Предпоследней остановкой у нас стал Small Gubal. Это место просто насыщено живностью и даже NatGeo приезжали сюда и изучали этот феномен, так и не разгадав его. Не сказать, что тут прямо дельфины плещутся, по дну рыскают акулы и на каждом квадратном метре по дюгоню, дюжине мурен и три черепахи друг на друге, но тут множество всякой мелкой живности, включая всякие редкие виды, вроде лимонных гоби.

Также, тут большое изобилие мурен во главе со старожилом по имени Большой Джордж, которому уже 20 лет и мне кажется, что живёт осьминог, которого я видел 2 года назад, т.к. он ведёт себя абсолютно так же, а в этот раз даже залез мне на руку. Мне кажется, с ним снялись все, кто был в это момент рядом.

Но больше всего мне этот сайт понравился ночью, т.к. я наконец-то дошёл до макро, собрав из подвернувшегося порта и имевшихся колец просто дичайшую конструкцию для своего 90/2.8, которая всё же заработала.

Также, я надеюсь, что слегка подчистил себе карму, подрезав леску бедной мурене, поймавшей во внутреннюю челюсть крючок со снастью около 2-3 метров, которая запуталась в кораллах и бедная рыба застряла на одном месте без возможности охотиться. Ребята видели её днём уже в другом месте, а мне на память остался лишь портрет, да фото её креветки-чистильщика, которое вышло так себе, поэтому на его месте будет пижамный голожаберник 🙂

В последний день у нас была вишенка на торте. Мы только пришвартовались на Sha’ab El Erg или Dolphin House, как на рифе показались плавники. Все попрыгали кто в чём был, я еле успел нацепить ласты на боты. После сухаря и пятёрки водичка бодрила, но кому какое дело, когда к тебе пришли играться дельфины!

Мне кажется, этот сайт у них вроде игровой площадки. Из трёх раз, что я тут был, два раза дельфины приходили именно играться. В прошлый раз они просто кружились с нами, а в этот были с молодняком (словно показывали нас) и таскали всякий хлам со дна, подбрасывая в толще воды. Мне кажется, они как бы говорили – уберите это из нашей песочницы!

Некоторые даже давали себя потрогать, хотя все знают, что если дельфин не хочет, чтобы к нему прикасались, как бы близко он не был – хрен вы его коснётесь.

Во время снорка с ними у нашей команды произошла крайне бездарная потеря GoPro, – камера легла на дно на 15 метрах даже не на песок, а на кораллы, где её фактически не видно. Учитывая, что мы в этот момент были на удалении от лодки, просто фантастика, что вернувшись со снарягой мы пришли на ориентировочное место потери и через 20 минут наши гиды Adel и Zoe нашли её!

Неделя пролетела как пару дней. Вроде ещё вчера грузили чемоданы с зодиака на палубу, а сегодня уже групповое фото на сандеке и утром все разъезжаются…

Компания подобралась хорошая и я надеюсь, что со многими ребятами, с которыми мы познакомились на лодке, мы ещё нырнём.